10 Feb

Что-то я всё про музыкальные инструменты. Эх, погиб талант артиста, закопанный по пояс в логистику. Но кроме очевидной контрабанды, контрафактов и плохо оформленных документов бывают еще и «особые юрисдикции». Помните, я рассказывал про модные кроссовки и костюмы для четких спортсменов из небогатых стран? Это мелочь по сравнению с регионами, которые попали под эмбарго. Например, одна чудесная страна, известная на весь мир не только кухней, философией и автономным Новым годом, имеет удивительный регион. Там много лет проводят социальный эксперимент, где уже сегодня по улицам ездят «робокопы», определяя жителей по лицам даже в масках, бодро шагающих на встречу труду. Там же пользуются успехом исправительные работы на благо родины, часть продукции которой отправляется на экспорт. Так вот, к примеру в Америку продукция из этого региона запрещена для ввоза. Как узнают, что именно оттуда? Не знаю, на то она и таможня чтобы знать. Просто будьте готовы, что ваш честно купленный товар могут арестовать. 

А вы знали, что 90% мировой торговли перевозится по морю? Научный и экономический факт. Конечно, вы могли подумать про Айфончики и продукцию известной шведской компании, сделанную в Поднебесной. Не только. Представьте объем угля, железной руды, зерна всех видов, стали, удобрений, сжиженного газа, и… конечно нефти. Как бы экологи не боролись за всё хорошее против всего плохого, нефть сегодня играет решающую роль. Из нее делают не только топливо, но и практически всё нас окружающее. От одежды до крышек на унитаз. Но вот незадача, нефть как-то любит добываться в удивительных странах, с которыми демократическое сообщество, потребляющие блага нефтяной промышленности, всячески пытается бороться. В том числе и введением ограничений, запретов и эмбарго. Например, Венесуэла и Иран. Нельзя же взять и просто так остановить добычу нефти в крупнейших поставщиках, которые к тому же от нее жизненно зависят. Да и всегда найдутся сочувствующие демократиям страны, но, несомненно, опирающиеся на свои интересы.

Одна интересная организация, ведущая свои историю в мире судоходства с 1871 г, провела расследование. Оно именно ими и занимается. Расследование на много листов, которое установило, что в течение 2020 года из двух замечательных стран, находящихся по эмбарго, порядка 150 судов регулярно и не прекращая эту самую нефть вывозили. В среднем 20-30 рейсов в месяц из каждой локации. Надо сказать, что это не какие-то маленькие лодки, где канистрами под покровом ночи люди в полосатых майках и с масками на глазах обеспечивают себе пропитание. Знаете, что такое «афромакс»? Это такой теплоход, у которого под водой 15 метров или высота 5ти этажного дома, еще один трехэтажный дом над водой. А над этим всем уже в корме еще один пятиэтажный, где живет экипаж. В длину такой теплоход 250 метров, то есть четверть километра и по палубе можно ездить на велосипеде в хорошую погоду. Ширина - три автофуры с прицепом, стоящих друг за другом в длину. То есть трудно не заметить.

Несмотря на то, что на всех судах стоит система AIS, такой датчик опознавания типа транспондера, привязанного к судну, всегда есть способ обойти электронику. Самый простой и распространенный? AIS станция обязана быть на судне, но может быть отключена капитаном по соображениям безопасности. Поэтому никого не удивляет если какое-то судно иногда пропадает, а потом появляется. Вот такое судно заходит в территориальные воды соседнего государства, отключает AIS, а затем снова появляется уже загруженным. Почти как Дэвид Коперфильд, только без Клаудии Шиффер. Данные о рейсе, осадке и грузе в AIS добавляются вручную, поэтому как художник видит, так может и рисовать.

Правда, возникает один неприятный нюанс. Такие суда приходится регистрировать в чудесных юрисдикциях. Например, великая морская держава Камерун. Или Палау, Джибути и даже Острова Кука. Того самого, которого съели аборигены. А это чревато тем, что судно не покрыто обязательной страховкой P&I. Плохие новости для почитателей Греты Тунберг и экологов в целом. Из тех 150 внезапно обнаруженных судов 65 не покрыты страховкой, гарантирующей расходы при аварии и, например розливе нефти. А средний возраст этих 65 судов примерно 19 лет. Для судна это достаточно много, чтобы готовиться к путешествию в мир предков где-нибудь на пляжах Бангладеша для сбора металлолома.

А причем тут Джек Воробей? Разве вы не слышали о случаях пиратства традиционно у берегов Африки и особенно Юго-Восточной Азии? Представьте сколько случаев не попадет в новости, потому что разрешаются путем переговоров до захвата судна. Нет, никто не нападает на экипаж. Быстроходный катер, а для танкера со скоростью 12 узлов все катера быстрее минимум в 3 раза, подходит и ставит возле ватерлинии чудесную миниатюрную мину на магните. Маленькую, но очень эффективную. Вполне достаточно чтобы никто никуда больше не шёл. Между прочим, суда ходят, а не плавают, как вы могли подумать. Капитану объясняют суть предложения. Его же транслируют судовладельцу и грузовладельцу. Капитан подтверждает, что таки да, дальше только с билетом. Диктуется номер крипто кошелька, пару миллионов туда очень быстро приходят и теплоход успешно следует дальше своим курсом. Ну а что такое пару миллионов, посудите сами. На судне 100 тыс т нефти или 762 тыс баррелей Брент. Баррель сегодня стоит 60 долларов. Итого 46 миллионов стоимость груза. В зависимости от длинны рейса, скажем 2-4 миллиона долларов за перевозку. Ну и стоимость самого судна, пускай будет еще 10 миллионов, оно ведь не новое. Так что билет, особенно с гарантией, стоит того, ведь не кроссовки везут. Но про особенности пиратства в 21 веке расскажу в следующий раз.

П.С. Другие истории про Бразильеро, путешествия, логистику и менеджмент в книге "Логистический экзорцизм" в магазине, в Smashwords и на iTunes.