09 Jan

Врач аккуратно потрепал меня за руку. В капельнице уже почти не оставалось жидкости, и медсестра аккуратно достала иглу. Забрав штатив, она удалилась по коридору, на ходу делая какие-то отметки в планшете.
- Мы посмотрели твои анализы, - сообщил врач. – данные слишком противоречивые, чтобы поставить точный диагноз, но и повода держать тебя здесь нет. У меня есть основания подозревать, что ты подвергся психологическому эксперименту. Сложно сказать, когда. Может полгода, а может и пять лет назад. Я дам тебе контакты врача, который, возможно, тебе поможет. Но медикаментозное лечение может вызывать галлюцинации и подавленность. Я бы тебе лично рекомендовал отключить телефон, компьютер, взять паузу и общаться только с близкими людьми. И начать писать книги. Хотя бы простые рассказы. Возмущенная психика будет выталкивать на поверхность занозы и царапины. А заодно ты поможешь другим. Тем, которые тебя будут читать, скрывая свои аналогичные чувства. Помнишь старое высказывание, что заноза вынимается занозой? Про клин это уже позже додумали. И да, надо много спать. Сон поможет психике разместить ближе поверхности те возмущения, которые легли глубоко и мешают нормальной циркуляции процессов. Некоторые из снов тебя будут удивлять, некоторые пугать, но ты не останавливайся. Возможно, ты найдешь новые, ранее не известные тебе таланты и способности. Например, передвигать мебель взглядом. Это шутка. 

Холл госпиталя был обклеен предупреждениями, что если у вас лихорадка или кашель, оставайтесь дома. «А кто же тебя дома будет лечить?» - подумал я и вышел на прохладный воздух. Опрометчиво, обратно зайти уже не получится, больница готовилась к худшему. Приложение показало 10 минут до приезда ближайшего такси. Я положил телефон в карман зимней куртки и поднял глаза на небо. Небо. Можно было бы привести фрагмент из Войны и Мира про небо Аустерлица. Тем более это происходило сравнительно недалеко. Но сравнительно давно, чтобы остались свидетели того неба. Как часто мы смотрим вверх? В телефоне нет такого приложения, которое бы считало количество минут в день, проведенное не в телефоне, а в созерцании того, что над нами. Даже метеорологи теперь смотрят не в небо, а в снимки со спутников и прогностические модели движения воздушных масс на огромных мониторах. Остаются только летчики, моряки и дети в школе, которым наскучила ерунда, рассказываемая учителем. Тем, который откровенно недолюбливает детей. Но выбрал профессию, чтобы ненавидеть себя, коллег и свою работу. 

Дети это тонко чувствуют и смотрят на небо в надежде на чудо. Их одергивают и возвращают в скучную реальность иксов, игреков. Эссе о прочитанных и непонятых произведениях. Истории, которую переделывают с завидной регулярностью. Всё больше защищается блестящих диссертаций и научных степеней, всё больше учебных часов и контента в эти часы упаковывается. Всё дальше удаляются дети в апатию и виртуальный мир, где нет принуждения «быть умным» и можно самому быть героем или творцом. Но привычка - вторая натура, а может и первая. Высшее образование, без которого якобы нельзя найти ни одну приличную работу, закрепляет навык заталкивания в себя террабайтов условно полезной информации, обсуждать надуманные проблемы, которые в принципе никто не собирается решать, соглашаться с учителем лишь по причине что он тут главный и оценивающий твою вымышленную успеваемость. И сидеть часами неподвижно, складывая мышцы лица в соответствующую и подобающую моменту мимику. Игры заменяются на социальные сети, где мудрыми высказываниями или хорошо отформатированным картинками можно прикрыть обломки своих детских желаний быть героем или творцом. Игры инкорпорировались в соцсети и круг замкнулся. Невроз, выработанный и закреплённый годами тренировок, перенаправился в поминутную проверку статуса мессенджеров и соцсетей, которые превратились в огромный супермаркет. Шопингом и перееданием компенсируются глубоко спрятанные импульсы посмотреть на небо в окно. 

Небо было бирюзово-голубого цвета. В каждой географии у него свой оттенок. Глубина, яркость, интенсивность. И невозможно передать словами, формальной палитрой и даже фотографией. Я просмотрел тысячи фотографий и видео северного сияния. Ни одна из них не могла показать и тысячной доли того, что происходит внутри тела при виде восхитительного феномена. В соцсетях миллионы фотографий закатов. Люди чаще запечатлеют закаты в отпуске. Не каждый захочет на отдыхе рано вставать. А те, кто встают с рассветом на работу, им не до фото. Тем не менее, ни одна из встреченных мной фотографий не была способна вызвать восхищение перехода дня в ночь. Наверное, так небо защищает нас, чтобы мы могли поднять глаза и насладиться вновь и вновь бесплатным подарком. И даже в норвежском Бергене, где свыше 300 дождливых дней в году, небо поражает своей драмой и изменчивостью, меняясь с десяток раз за день.

продолжение