13 Jan

- Синьор, нос естамос жа ла (мы уже приехали. португальский), - послышалось мне через дремоту.
Маска мешала дышать и давила за ушами.
- Энтшульдигунг, ви битте? (прошу прощения, что. немецкий) – ответил я по привычке.
- Мы приехали, вот ваш адрес, просьба не забыть поставить отметку в приложении. Ну или отзыв, если не сложно. Как вы, вам нужна помощь выйти из машины? – вежливо спросил водитель с венским акцентом.
- Нет. Аллес гут, данке унд шонен таг (всё хорошо, спасибо и хорошего дня. немецкий). 

Я вышел из машины, засунул в карман ненавистную маску, похожую на эспандер. Эспандер? Потянувшись, чтобы размять затекшее тело, я направился к резной двери дома времен императора Франца Иосифа. Ключ был вполне современный, хотя и не цифровой. Массивные двери таили за собой парадную с десятью ступеньками и обрамлением из мрамора. В ступеньках остались кольца, когда-то они покрывались ковровой дорожкой. На потолке виднелись орнаменты в стиле ренессанса, освещаемые вполне современными лэд-лампами. А за второй парой дверей, за рядами почтовых ящиков, находился лифт. Изначальный план дома такового не предусматривал, и его вмонтировали значительно позже. Переехав в этот дом год назад, первого кого я встретил, была бабушка «божий одуванчик» в элегантном одеянии и со шляпкой, видимо идущая в кофейню за чашечкой меланжа. Она мне сообщила, что: «Лифт ист капут». Больших усилий мне стоило сдержать гомерический смех, накопившийся от детских стереотипов города-героя. И теперь каждый раз подходя к лифту я снова улыбался, вспоминая старушку. 

Зашел, не глядя нажав на свой этаж. Двери закрылись, и я чуть не подпрыгнул от неожиданности. На поручне сидел огромный тукан, смотрящий на меня большими детскими глазами.
- Я тебя напугал? – спросил он.
- Немного, скорее обескуражил. Не каждый день в лифте встретишь Тукана. Особенно в Вене. Вы в гости или живете здесь? – я постарался исправить конфуз.
- Пролётом. Пираруку сказала, что тебя терзают вопросы, мешающие пребывания в состоянии спокойствия. Что совершенно напрасно. Например мы с пчелой нарушаем большинство законов аэродинамики, тем не менее хорошо и далеко летаем. Навряд ли ты найдешь универсальный ответ. Да он, скорее всего, тебе и не нужен. Но на частные случаи я могу тебе подкинуть догадки. – ответил Тукан, немного щелкая языком на манер африканских языков.
- Карьера, что ей помогает? – спросил я.

- Те, кто рассказывают про карьерную лестницу, наверняка её никогда не делали. Скорее она похожа на полёт. Ты же читал про воздухоплавание и авиацию. Самый бюджетный способ - это воздушный шар. Дипломы и сертификаты отлично горят, зря что ли их с такой регулярностью получают. Вот тебе теплый воздух, который поднимает шар вверх. При хорошей погоде ты сможешь подняться и посмотреть свысока с определенным уровнем комфорта и минимумом управляемости. Даже на пенсию сможешь вполне мягко упасть, наслаждаясь остатками жизни на грядках в месте приземления.

Второй способ — это дирижабли. Старомодный и громоздкий. Теплого воздуха уже не хватит. Нужны практические навыки и выдержка, как бы вместо водорода. Да, взрывоопасно и большая нагрузка на психику. Может рвануть. По закону Архимеда, ты должен занимать как можно больше места - быть «в каждой бочке затычка». Это сложно делать одновременно и везде, а твои перемещения будут сравнительно медленные. И обслуживание дорогостоящее, скорее всего в санаториях и лечебницах. Окружающие будут запоминать твои эпические провалы, расклеивая на стены фото из газет, забывая или преднамеренно замалчивая достижения.

Ну и третий способ — это собственно авиация. Сложная конструкция из связей, родственников, договоренностей, интриг и удачи. Реактивное топливо, добываемое из усилий других людей, диспетчеры-осведомители, фетиш дресс-кода, ночные полеты в окружении звезд. А еще необходимо заранее освоить специфические навыки  и иметь допуск по состоянию здоровья. Даже для малой авиации. Одним словом, самолеты стоят дорого, находятся в небе мало, требуют аэродрома, могут залететь очень высоко, но падают с катастрофическими последствиями практически без шансов выжить. И часто меняют местоположение. Кстати, твой этаж. Двери открылись со стрекотом крыльев. 

Чертов будильник, исчадие Джобса. Потянувшись к экрану, тыкнул пальцем в кнопку «стоп». За окном начинался новый день. Я сел на край кровати и задумался над тем, что хотел сказать Тукан…

продолжение будет, но не сейчас.


„Однажды я, Чжуан Чжоу,
увидел себя во сне бабочкой
— счастливой бабочкой,
которая порхала среди цветков
в свое удовольствие
и вовсе не знала, что она
— Чжуан Чжоу.
Внезапно я проснулся и увидел,
что я — Чжуан Чжоу.
И я не знал, то ли я Чжуан Чжоу,
которому приснилось, что он — бабочка,
то ли бабочка, которой приснилось,
что она — Чжуан Чжоу.
А ведь между Чжуан Чжоу и бабочкой,
несомненно, есть различие.
Вот что такое превращение вещей!“
—  Чжуан-цзы (Чжуан Чжоу)