Читальный зал


30 Aug

Не зря читал я книги, дух мой рос,
дает сейчас мой разум безразмерный
на самый заковыристый вопрос —
ответ молниеносный и неверный.

Игорь Губерман

Так получилось, что у меня близкие друзья писатели. Живут в разных странах, пишут о совершенно разных вещах, но большей частью про жизнь и взаимоотношения людей. Пишут правдиво, что практически всегда задевает струнки душ читателей. Что делают «благодарные» читатели? Как и водится, берутся за критику. Как это модно говорить в корпоративных кругах – дают фидбек или подсвечивают обратной связью. Забывая одно важно правило обратной связи – она дается только, когда её попросили и в форме, подходящей для получателя. В противном случае получается старый анекдот: «Критик это тот, кто расскажет как бы он сделал, если бы умел».

Я искренне уверен, что критика — это форма манипуляции. Почему? Потому что термин «конструктивная критика» запутан и в разных школах представлен по-разному. Зачастую с точностью до наоборот, чаще представляя коктейль из «поглаживаний» и «похлопываний» вокруг да около. Хотя по сути очень просто, красный значок на панели машины и есть конструктивная критика – говорит что конкретно надо сделать или перестать делать. Но мы же не машины, а потому появилось лукавство в виде положительной и отрицательной критики. Первая в виде комплиментов и похвал, вторая в виде моббинга или буллинга, тоже модные термины, вынуждает поступить критикуемого так, как необходимо критику. Но чаще преследуются совсем другие цели. Давайте посмотрим на примерах соцсетей.

Сколько книжек я прочитал. Очень забавный контент, рекомендую если есть чувство юмора. От примитивного упоминания количества книг, прочтенных за день/месяц/год, в стиле организатора крупнейшего книжного магазина из трех простых русских фамилий. До углубленного анализа, а-ля средняя школа предвыпускной класс – что автор хотел сказать. А помните Акира Куросава? Японский гениальный режиссер, снявший «Идиот», «На дне», «Дерсу Узала» и вошедший в классику кинематографа. Он рассказал, что 30 (тридцать, Карл) раз перечитал «Войну и мир». Но он не писал на нее рецензию. Впрочем, как и не рассказывал сколько еще книг он прочитал.

Мой одноклассник в средней школе записался на курсы скорочтения. А я ленился читать с детства и предпочитал активное ничегонеделание на свежем воздухе сидению с книжками обязательной школьной литературы. Так проще думалось. Мне не хотелось ни обманывать себя, что это очень интересно. Ни заставлять себя, и уж тем более тратить на это свое время. Сей технологический разрыв быстро стал преимуществом в глазах одноклассника. В какой-то момент он решил, что скоропрочитанное количество книг уподобило его симбиозу Альберта Энштейна и Гая Юлия Цезаря. И это он даже не старался скрывать. Надо заметить у него получались неплохие рецензии. Но спустя совсем немного лет при равных условиях я стал молодым штурманом, окончившим мореходную академию. А он докером, то есть грузчиком в составе бригады выгружающих метал и сахар из приходящих в порт судов. Что ничего не опровергает, но и не доказывает в плане интеллектуальных способностей. Просто так получилось.

Пограничной стадией рецензий, на мой взгляд, стала психологическая аналитика фильмов. Есть даже видеоформат. Собираются «практикующие специалисты» и рассказывают какие отклонения наблюдаются у главного героя. Анализируют его детство, отношения с отцом и выдают замысловатый консенсус по решению карьерных и семейных вопросов. Серьезно? Художественный фильм потому и художественный, что не обязан соответствовать действительности и может быть соткан из противоречий, не встречающихся в реально жизни. Когда моряки смотрят художественные фильмы с участием пароходов разного вида, то либо катаются от хохота, либо морщатся как от ядрёного лимона. У кого нет степени психолога, просто выкладывают цитаты персонажей из фильма. Почему-то цитаты из «Крестного Отца» считаются правильными, но никто всерьез не относится к цитатам из «Человека Паука».

Так зачем же люди тратят время на декларацию прочитанного и просмотренного? Понятное дело, с той же самой целью что и критикуют произведение автора – встать на одну ступеньку с творением мысли. Показать свою важность с минимальной инвестицией усилий, аналогично фейковому Ролексу. Поэтому в следующий раз, когда вас спросят на интервью сколько книг вы прочитали, вспоминте про Акира Куросава. А если вам прочитанная книга действительно понравилась, не мудрствуйте лукаво, просто порекомендуйте её тем, кто вам не безразличен. Ёмко и кратко.