10 Jan

Подъехавшее такси прервало мое созерцание. Напуганный новостями водитель разрывался между желанием убежать и необходимость выполнить заказ, который проконтролирует безразличная коробочка на панели с электронной картой и счетчиком. Разбитое и зашитое лицо, синяки под глазами, бледность и отсутствие кашля придавали ему уверенность, что он не заразится от меня смертельной болезнью. Скорее всего пассажир где-то загулял на выходных и не рассчитав своих сил, оказался не в состоянии дойти до дома. Надо бы ввести сертификацию для тех, кто хочет пить алкоголь. С курсами и прохождением экзамена. Как и полагается для порядка. Но вслух лишь вежливо поздоровался и спросил, комфортная ли температура в салоне. 

Поздоровавшись и плюхнувшись на заднее сидение, я закрыл глаза. Радио тихо наигрывало знакомую мелодию. Red Hot Chilli Peppers песня Otherside похожа на коктейль из бразильской сертанэжо и древнерусской тоски. Под нее можно петь Человек и Кошка группы Ноль или исполнять босанову. Как «кайпирёшка», где в бразильской кайпиринье традиционной спирт из сахарного тростника заменяется на «вкус, знакомый с детсва» - водку. Хорошо лечить ностальгию и тоску по родине. Маска на лице немного мешала дышать, но влитые через вену лекарства настоятельно рекомендовали этого не замечать. 

Амазонка широка и глубока. В месте, где река впадет в океан, глубина русла превышает сто метров. Огромные пароходы длинной почти в 250 метров, прибывающие за бразильской соей и кукурузой, могут сутками следовать по фарватеру, который регулярно изменяется. Как прекрасно звучат названия портов Сантана, Белем, Сантарем, Манаус. Тысячи рукавов из больших и малых речек с названиями, данными индейцами и трудно переводимые на европейские языки, наполняют официально самую полноводную и длинную реку в мире. Дорог здесь практически нет. Люди путешествуют на свои лодках или на двух-трехэтажных паромах. В пароме практически нет лавок и сидений, но есть крючки. На эти крючки местные путешественники вешают свои гамаки и предаются неге теплого экваториального климата. Воздушные массы, набравшие влаги из тропической части океана, ударяются о подножие Анд и проливаются дождями, спеша вернуться обратно в океан. Но, помня знаменитую книгу Старик и Море, которую они не читали, индейцы не выходят на своих лодках за пределы реки. Впрочем, там им нечего делать. Дельта реки шириной почти 350 км заполнена соленой водой. Приливы заталкивают соленые воды обратно в реку, создавая удивительную комбинацию из разных водных миров. 

Ну и я не стал. Путешествие на байдарке имеет свою плюсы, особенно если по течению. Несмотря на то, что на картах не осталось «белых мест», которые изображаются в виде мифических животных, можно почувствовать себя первооткрывателем и великим путешественником. А сравнительный комфорт добавляется грузоподъёмностью, позволяющей сложить все необходимые припасы и оборудование для короткого путешествия. Одно весло с лопастями с обеих сторон и тихое шуршание воды под корпусом. Вдруг раздался громкий характерный хлопок спереди и справа. Это рыба пираруку, так её называют индейцы Бразилии. Это означает красная рыба, хотя она и не очень красная. Удивительное реликтовое существо, похожее на весло с плавниками, перенесенными в хвост. Хищник. Такое расположение дает возможность стремительного прыжка в воде. Но есть одна особенность, которая, пожалуй, натолкнула сторонников теории эволюции на идею про выход рыб на сушу. Пираруку может дышать воздухом. Во время засухи протоки реки закрываются, превращаясь в озера стоячей воды, бедной кислородом. Подобие легких выстилает плавательный пузырь, и рыба регулярно всплывает как кит, чтобы вдохнуть воздуха. Ну и для любителей пираньи, пираруку имеет фактически бронежилет или экзоскелет из чешуи. Чешуя большого диаметра и в десять (!) раз крепче чем кости, создающая своеобразную легкую, но прочную кольчугу в дополнение к острым зубам, которые расположены даже не языке. Представили? Понятно почему пираньи её не трогают?

продолжение