11 Feb

Сижу на занятиях по немецкому. Осваиваю не только особенности склонения прилагательных в аккузативе, дативе и генетиве, но и равные права. Так в Европе принято. Я вроде и не против. Даже двумя руками за. Только вот еще бы и обязанности равные во избежание реверсивной дискриминации. Но ведь физиологическое различие никуда не денешь, как бы не старались феминистки провести пропаганду массовой стерилизации мужского населения и размножения пробирками. Понимаю, что раньше в Индии девочек при рождении убивали. Жестокая реальность диктовалась экономической безысходностью. Но сегодня отважные борцуньи обитают в странах, в которых даже за рассказ о насилии можно попасть под статью. Ну да расскажу историю опять про море. 

Учился я в мореходке и девочек у нас не было. Мы ходили в форме, поднимали по утрам флаг, убирали территорию, ночью чего-то охраняли, а днем засыпали на лекциях по навигации и техническим средствам судовождения. Условия проживания были так себе и своей дочке таких бы точно не пожелал. В 90х пришла заря разных экспериментов и девушек стали набирать на вновь открывшееся отделение экономики и эксплуатации. Ну не той классовой эксплуатации о которой говорил Ленин, и не гендерной о которой говорят феминистки, а порта. В последствии мореходка из академии стала университетом, и всё значительно упростилось. Хочет девушка быть штурманом или механиком - пожалуйста.

А я попал на работу в Норвегию. Скандинавия сильно опережала мою родину в плане социальных экспериментов в гендерном равенстве. На тот момент даже на законодательном уровне были квоты по количеству женщин в разных областях, профессиональных и общественных. И мой коллега, старый моряк, любил рассказывать разные байки про свою насыщенную морскую жизнь. Пошел он работать на торговые суда практически юнгой. Самым простым матросом, видимо только-только достигнув совершеннолетия. Дело то происходило давно, и в рейс уходили в среднем на полтора года. Полтора года (!) если кто не заметил. Представьте сегодня вы уехали на работу на такой срок. И не один раз, а это ваша профессия. Отсюда и до пенсии. Как думаете, много женщин тогда работало в море? Даже на камбузе, пароходной кухне, в основном были мужчины. Всё изменилось с обнаружением нефти. Норвегия стала богатой страной и сегмент судоходства сильно поменялся. Контракты стали укорачиваться, а растущая нефтедобывающая индустрия требовала кадров вблизи берега родной страны. Нефтянка подтянула и инфраструктурные вопросы, судоходство вдоль побережья расцвело в довесок к набирающему популярность круизному судоходству. В мореходки стали набирать девушек.

Вот на такой экспериментальный флот попал мой коллега. К сожалению, не все детали этично и литературно можно излагать здесь, так как мой блог про логистику, а не эротический роман. А детали вполне могут подойти для сценария фильма взрослой индустрии, в том числе с элементами БДСМ и групповой классификации. Можете себе представить, что основополагающие инстинкты никто в море не выключит, а на работе вы находитесь 24/7. В офисах и тут и там возникают служебные романы, приносящие благодатную пищу для корпоративных сплетников и анекдотов. А тут даже не 8 часовой рабочий день, после которого сотрудники могут вернуться в «лоно семьи».

Картина маслом, одного моряка встречает жена из рейса, с детьми, нарядная, предвосхищая встречу после долгой разлуки. Все атрибуты радости от возвращения папы. Но почему-то рядом с папой стоит другая тётя, с уже заметным животом. Она тоже член экипажа и коллега папы по тяжелому труду моряка. Жена не оценила шутку, тут же прервала торжественность момента, забрав детей и большую часть имущества при разводе. Понятно, что коллега папы в следующий рейс тоже не пошла. Рождение ребенка предусматривает определенные льготы и заботы. Папа поехал работать дальше один в компанию, где в экипажах нет женщин. Благо новая мама была осведомлена о последствиях, для этого не надо изучать риск-менеджмент в МВА.

Поэтому гендерное равенство не флоте не очень получилось. И не только в фильме «Берегите женщин», если кто помнит старое кино про женственную команду буксира. Да, есть женщина капитан атомного авианосца. Про нее писали в гордой статье американского «Нэви» (ВМФ). Да, есть женщины капитаны пассажирских паромов, был знаком лично. Но сие явление не приняло массового характера, хотя никто не препятствует и даже наоборот. И дело не в маникюре и физически трудной работе. Женщины после получения образования и непродолжительной работы в море, всё-таки предпочитали переходить на береговые должности. Хотя та же тенденция и среди мужчин в экономически благополучных странах. Вот и лежит тяжесть обеспечения 90% мировой торговли в основном на плечах мужчин из стран третьего мира. Многие из них и сейчас находятся на борту с самого начала пандемии больше года без перспектив вернуться домой.

Как бы не была консервативна морская индустрия, в скором времени у женщин появится возможность проявить себя в судоходстве. Уже сейчас идут испытания автономных судов - тех, где нет экипажа на борту. Пока это пилотные проекты в прибрежных районах. Технологические и законодательные препятствия притормаживают развитие, да и полностью автономные навряд ли будут. А вот скорее всего на берегу судоходные компании оборудуют «центры управления полета», и там вполне можно будет видеть дипломированных навигаторесс, несущих вахту дистанционно на безбрежных просторах мирового океана. Это всяко лучше женщин в оранжевых жилетах, укладывающих шпалы на железной дороге. Но про симбиоз футуристики и логистики расскажу в следующий раз.