28 Jan

Перелом эпох открыл дорогу не только ребятам с окраин, про которых рассказывал ранееМножественные военные подразделения выводились из братских и неочень регионов. Организация массового перемещения оборудования и имущества принесла не только удивительные навыки в логистике, но и достойное вознаграждение. Помню, парень из соседнего двора вернулся со срочной службы в Восточной Европе на пускай и стареньком, но Фольцвагене. Одна беда, такие перемещения происходят не часто, особенно в условиях частичного хаоса. А то есть фанаты любимой работы, как недавно нашумевшее дело на одном из флотов, где внезапно «потеряли» два винта от своего крейсера из ценной бронзы общим весом 26 т. Предусмотрительно заменив их железными. Которые потом и нашла военная прокуратура, определив сумму в пол миллиона долларов и соответствующему подвигу сроком. А сколько не нашли?

Одним словом, в гражданской логистике можно наблюдать достаточно большой сегмент из бывших военных. Кто-то устраивается на коммерческие должности в закупки, кто-то в снабжение ввиду схожих навыков. Ну или пополняя ряды промежуточных руководителей, о которых тоже писал.

А наиболее профессиональные занимаются сложными перевозками. Например, негабаритных грузов, которые требуют очень узкого опыта, специализированной техники и особенных связей. Знакомый бельгиец рассказывал, как они строили завод где-то в Нечерноземье. Здоровенная и естественно тяжелая конструкция для завода пришла из Германии по реке в Антверпен. Там специальное судно погрузило и привезло в Питер. Из Питера на барже провезли опять по реке. Но, как всегда, последняя миля самая дорогая и сложная. Тем способом что планировали, конструкцию на берег не получалось вытащить. Временный причал оказался недостаточно подготовлен, так же не учли наклон горки. Пока менеджеры писали гневные письма друг другу, местные ребята из логистики, бывшие военные, договорились с ракетной частью поблизости. Те дали огромный тягач, предназначенный для стратегических целей, который легко вытащил всю конструкцию на берег и дотянул до стройплощадки. Бельгийцы аплодировали стоя, ведь каждый день простоя завода стоит огромных денег. И отмечали «победу» три дня, благо город рядом культурно богат не только древним зодчеством. 

Но есть и вторая сторона медали. Помимо дисциплины и характерного отсутствия страха к риску, такие отделы из бывших военных отличаются круговой порукой. «Случайных прохожих» туда не берут. А если они и попадают, от них быстро и эффективно избавляются. Навыки, отработанные годами еще с военного училища. Такая непрозрачность создает вполне реальные и серьезные риски. Тяга к экспериментам, скептическое отношение к разрешительной документации и банальное использование служебного положения в личных целях — это то, что узнают не от руководителя отдела, а от проверяющих органов. Если дело зайдет слишком далеко. Про винты в 26 т в начале помните? 

А я вспомнил историю про взаимовыручку, тоже на флоте. Знакомый рассказывал, как служил на Балтийском море на каком фрегате. Кто не в курсе, корабли как-то в основном стоят у причала. Дальние походы и учения больше редкость и практически праздник. Но был другой повод, офицеры разошлись по домам кроме вахтенных. Был день рождения кого-то из команды, то ли офицера то ли мичмана, не важно. Сильно выпили, не все смогли пережить приступ морской болезни. Картина маслом – утро, зимнее небо окрашивается поздней зорькой. А за ночь у борта образовался «припай». Ну то есть вода замерзла, она в Балтике почти пресная. И возле борта гордого военного корабля лёд, покрытый белым снегом и… следы морской болезни участвовавших в празднике. Благо команда не лыком шита, давай подручными средствами ломать лед. Что только не бросали: бутылки, камни, палки и другие тяжелые предметы. Пикассо обзавидовался бы получившемуся натюрморту, но лёд так и не поддался. Уже подходило время утреннего построения и столь постмодернистский фон при подъёме флага мог стать причиной серьезного нагоняя, причем всей команде. Ребята с буксира напротив увидели конфуз, всё без слов поняли и быстро запустив двигатель, парой плавных маневров вдоль корпуса скрыли следы вчерашнего порока.

Что делать собственнику? Военные недолюбливают рафинированных мальчиков, считая их дезертирами. А вот к девочкам вполне благосклонны. Если у генерала нет собственного сына, как в том анекдоте, как правило открывается замечательная возможность для «хороших девочек» со знанием языков. Правда, надо быть готовой к специфической форме общения, сильно отличающейся от Достоевского и Блока. Или надо уметь вовремя «закрывать уши». И еще неплохо знать что майор по званию старше лейтенанта, но генерал-лейтенант старше генерал-майора. Благо информации про необычную военную логику в интернете, включая анекдоты, более чем достаточно. Такой сотрудник может открыть завесу «совершенно секретной» работы отдела. Главное, чтобы быстро не ушла в декрет. Но это уже совершенно другая история.