02 Mar

Многие говорят, что диплом – бумажка.
Я, как человек с законченным высшим образованием,
могу смело сказать, что диплом – это картонка!
(Анекдот о сертификации знаний) 

Старый анекдот правдив отчасти. Первый диплом, полученный в России в конце 90х действительно картонка. Нам выдавали «корочки» цвета моря с гербом уже 8 лет как несуществующей страны. А куда их было девать, не выбрасывать же. Второй диплом всё-таки бумажка. Её выдали в Англии без герба страны, но на красивом университетском бланке. Понятно - чтобы можно было в рамочке над рабочим столом вешать. В обоих случаях я даже не предполагал, что с ними делать дальше и куда идти. Но острую необходимость подстегивало услышанное с детства от родителей – без образования будешь мести двор. Мне доводилось мести причал в порту, уже с дипломом. Не понравилось.

И вдруг на днях прочитал в ленте соцсетей крик души:
«Не хочется больше проходить собеседования.
Тебе высылают ТЗ, ты тратишь на это свои силы/нервы/время. В итоге в 99,9% тебя никуда не возьмут. Стандартное: " Мы вам перезвоним" или "Мы выбрали другого"… Задаюсь вопросом: "А зачем было учиться 5 лет, год в магистратуре, писать статьи, ходить на конференции, если в конечном итоге ты все равно никто?".»

Вот и вспомнил термин «кабинетный капитан», который услышал лет 20 назад в Норвегии. Исторически, в судоходстве было принято начинать с низов профессии. Например, с матроса, если собираешься быть капитаном. И затем ступенчато шло формирование профессионала. Образование – практика. Набрал плавстаж, пошёл учиться на новую квалификацию. Но в середине 20 века решили, что надо делать полноценных дипломированных специалистов – сначала учеба. Вот приверженцы старой школы и подшучивали над выпускниками высших учебных заведений, просидевших 6 лет за партой, но так и не научившихся главному – управлять судном и экипажем. Конечно, в программе обучения была обязательная практика. Но не всем одинаково везло. У меня на судне, например, штурман запил. И норвежский капитан был несказанно рад, узнав, что я «без 5 минут специалист». После вводного курса про секторные маяки и экспресс проверки знаний, я «летал» по фьордам не хуже викингов. А многим всё равно пришлось начинать с матросов с дипломом, «теряя по дороге крупицы полученных знаний».

Тут пришел на память знаменитый мультфильм «Капитан Врунгель». По тем временам сделанный с обалденной графикой и здоровым сарказмом, вошедший в историю своими нетленными песнями. Тем, кто не помнит - курсант по фамилии Лом, заваливает обязательную теоретическую часть и по счастливой случайности не вылетает из мореходки, а идет в море вместе со своим преподавателем, капитаном Христоформ Бонифатичем Врунгелем. Для участия в международной регате. И оказывается, что лоции и навигация в реальной жизни намного интереснее и разнообразнее, чем в унылых кабинетах. Да только Врунгелей на всех студентов и курсантов не хватает. И они точно полезнее для индустрии, чем Марьиваны.

У нас в мореходке была байка. Жил был начинающий и подающий надежды теоретик-преподаватель. Скажем Гуськов. Сам «по жизни» математик, но был назначен на кафедру судовождения каким-то недоразумением. А на кафедре преподавателей регулярно отправляли вместе с курсантами на практику на суда торгового флота. Ну чтобы море не только из окна аудитории, в которой лекции читают, видели. Трепетный момент, судно проходит пролив Босфор. Первое серьёзное испытание навигационного и судоводительского мастерства обитателей «мостика» и «палубной команды» на выходе из дома – Черного моря. А пролив, надо сказать, сложный. Фактически в центре мегаполиса – Стамбула. В некоторых местах настолько узкий, видно что туристы в ресторане заказали. А еще и течения и резкие повороты, мосты и поток судов в обе стороны. Гуськов решил показать класс и рассказать вводный курс оценки погрешности навигационных параметров. Особенно тех, что в данный момент определяются визуальным методом. Капитан, отвечающий своей фуражкой и свободой за целостность судна, а тогда могли посадить на 15 лет за аварию, объяснил Гуськову основы. Кратко, но доступно. Куда ему идти, кто были его ближайшие родственники по женской линии и где он проведет остаток практики, если не покинет мостик. Гуськов отомстил уже будущим штурманам. Так появился хардкорный предмет – математические основы судовождения, а 3 года подряд все экзамены по навигации начинались с изложения наизусть математической таблицы – дифференциальные уравнения изменения навигационного параметра.

«А как же диплом?» —спросите вы. Отличная штука для повышения чувства значимости себя любимого и ЭйчАра, вывешивающего очередное объявление о поиске как можно более дешевого работника на «интересную и перспективную работу» в «дружный коллектив». Но никак не гарантия. Ни для выпускников, что у них работа будет, ни для собственника компании, что работа будет сделана. Ну посудите сами, университет тот же бизнес, со своими кризисами перепроизводства. А количество прослушанных академических часов и сданные экзамены никак не коррелирует с желанием и способностью решать стоящие перед компанией задачи, которых в учебниках точно не было.

Ученная степень бакалавра, магистра и тем более доктора в том же управлении лично мне кажется настораживающей. Почему? Можно быть либо хорошим управленцем, либо хорошим ученным. Это совершенно два разных подхода, как показала история 20го века с его ужасными социальными экспериментами. Так к чему же такой ожесточённый ажиотаж с обоих сторон про ценность дипломов и почетных степеней? Думаю, тайну может приоткрыть критическое мышление и аналогия с селекцией пород, но об этом в следующий раз.

П.С. Другие истории про Бразильеро, путешествия, логистику и менеджмент в книге "Логистический экзорцизм" в магазине, в Smashwords и на iTunes.