09 Nov

Есть байка-анекдот о том, как австрийцы убедили весь мир что Гитлер был немцем, а Моцарт был австрийцем. Но вот чего не отнять, так это про Зигмунда Фрейда. Или Фройда, как было бы правильно в оригинальной транскрипции. Справедливости ради Фрейд родился в Моравии, в городе Фрайберг, который сегодня находится в Чехии. А тогда был частью Австро-венгерской империи. Но учился и работал он уже в Вене. Как рассказывают местные жители, он долго не мог найти себе стезю, истинно его интересовавшую. Но Вена помогла. В городе он обнаружил колоссальное количество людей, пострадавших от насилия в семье в детстве. Насилия разного рода, описание которого не входит в формат моих, пускай и откровенных, повествований. Так Фрейд наткнулся на феномен, названный им Эдипов комплекс по мотивам одноименного персонажа греческой мифологии. Кто не помнит, кратко – сын убил папу и женился на маме. Естественно, в силу очень смягчающих и оправдательных обстоятельств. Используя греческую основу и богатый материал жителей мегаполиса, Фрейд будучи талантливым и трудолюбивым исследователем, оставил мощное и противоречивое наследие. Юнг и Адлер переняли эстафету, и несмотря на несогласие ученного сообщества, психоанализ стал гиперпопулярным. Все знают Фрейда, хотя практически никто его не читал. Что в принципе нормально и для других культурно-духовных дисциплин.

В Вене есть замечательная кофейная традиция. В начале 20го века населения города было больше чем 2 миллион сегодня, а пригодных для жилья квартир значительно меньше. Квартирный вопрос усугублял напряженность между соседями и внутри семей (привет от Фрейда). Говорят, что люди даже спали по очереди или сдавали на ночлег не койку-место, а к примеру место под столом. Поэтому расшатанные нервы стесненных условий лечили в кафе. Неспешно попивая горячий напиток и читая газеты. Так и мы с моим знакомым сидели за уютным столиком в ожидании традиционного кофе с молоком – «меланжа» и традиционного же торта «захер» (это не ругательство). Знакомый рассказывал про своего начальника. Тот какое-то время работал полулегально, как бы находясь в командировке в ожидании разрешения на работу. И гордо, и как бы по секрету, рассказывая подчинённым: «Если придёт проверка, все сразу покажут кто «их папа». Очень большой риск». 

Надо отдать должное что «папа» скинул с себе полномочия подписания бумаг на зама. А сам обложился очень дорогими адвокатами, благо компании проблемы были не нужны. Но большинству работников на «папу» было в общем-то наплевать. У подчинённых была «своя мама». Или точнее у каждого был свой начальник в «материнской конторе». Который, во-первых, профессионально знал что они делают, а во-вторых проверял исполнение. Что не очень устраивало «папины» амбиции быть кормильцем и опорой, без которой рухнет небо на землю. «Папины» родные дети уже выросли и не сильно переживали об его мнении, больше предпочитая финансовую поддержку. Жена занималась своими делами, опять же предпочитая положительный баланс кредитной карты более чем задушевные разговоры. А заведенные собаки, ввиду породистости, не хотели приносить тапочки. Поэтому классическая роль руководителя представительства, который помогает работникам обеспечить исполнение их нелегких задач, а заодно смотреть чтобы сотрудники «не растащили» компанию, «папу» не устраивала. 

А какие инструменты можно использовать, чтобы подчеркнуть свою значимость. Ну во-первых, и это самое мощное – убедить всех что ты «папа». Начальник закатал рукава и решил вспомнить слегка позабытую роль. Если кто помнит Эрика Берна про три части личности – Взрослый, Родитель и Ребенок, там рассказывалось, что играя Родителя, коммуникация возможна только если партнер по диалогу находится в фазе Ребенка. А с этим есть некоторые проблемы. Родитель должен быть либо сильно старше по возрасту, либо сильно опытнее профессионально. 

«Закатанные рукава» взялись за дело. Те, кто были по возрасту равны или даже старше, объявлялись ретроградами, не способными воспринимать пульс современной жизни и инноваций. Ну например цифровизации. Хотя и «папа» про цифровизацию слышал только из корпоративных презентаций и максимум знал где компьютер включается. Кто был не согласен, объявлялись саботажниками и целенаправленно готовились на увольнение. На их места набирались кадры помоложе. Остальных убеждали в профессиональной несостоятельности, естественно по сравнению с адептом межличностных семейных отношений. Как? Да очень просто – надо почаще, минимум пару раз в неделю, собирать совещания, где ключевые работники будут отчитываться перед тобой по всякой ерунде. Ценности, инициативы, оптимизация. В общем весь тот бред, который отнимает уйму времени от основной работы, но не несет добавленной стоимости для компании. 

Например перелеты. Знаете, как дорого стоят билеты если их заказывать не заранее. Нет? А вот когда вы в отпуск летите, вы же смотрите цену, выбираете авиакомпании, торгуетесь с гостиницами. Теперь все будут планировать свои поездки за три месяца, присылать «папе» табличку, а главное согласовывать. Люди, заключающие миллионные сделки, вынуждены играть роль неразумных детей, приходящих к папе за деньгами на карманные расходы. А папа то лучше знает, потому еще и покривляется, прежде чем поездку согласовать. Пару таких заходов в стиле «экономия на минеральной воде в переговорных», и коллектив понял – с папой хорошо, но без папы лучше. И работники стали потихоньку отлынивать от архиважных совещаний и дурацких инициатив под разными предлогами. 

Месть была страшна. В 8:00 по местному времени, когда, согласно внутреннему распорядку бравые шеренги трудящихся должны начинать трудится, «папа», доведенный до исступления игнорированием его высокопоставленной персоны, сделал фото рабочих мест. А там, о ужас, никого нет! С этим «страшным компроматом» он и решил пожаловаться «маме». Точнее написать в материнскую контору восхитительное эссе на фирменном бланке о трудовой дисциплине. «Дети» флегматично заявили, что их рабочее место не привязано к стулу. А «мама» посоветовала адепту трудовой дисциплины оптимизировать закупку туалетной бумаги и канцелярских товаров. 

Желая исполнить роль «папы», стоит перечитать Тургенева «Отцы и дети». А про «строгих мамочек» я расскажу в следующий раз.