27 Dec

Прогресс в автомобилестроении
сейчас направлен на то,
чтобы водитель как можно более
комфортно мог стоять в пробке.

Анекдот про городскую логистику

Бразилия огромная страна. Ну в смысле, Россия так и держит пальму первенства. Впрочем, почему пальму? Кроме как в Сочи, тут отродясь пальмы не росли. Ёлка первенства была бы лучше, как символ Нового года. Ну или хотя бы береза. Совсем другое дело Бразилия – пятая в мире страна по территории, если не считать Антарктиду, которая страной не считается. Наверное, потому что там ни ёлок, ни пальм нет. Но что меня удивляло в Бразилии – это способность людей создавать заторы. Идешь себе по улице, не спеша. Почему не спеша? Северная привычка спешить в мегаполисе может быть очень вредоносной при +40. Дегидратация, быстрая усталость и ощущение, что тебя засунули в хамам. Только в одежде. А поскольку бразильцы еще и очень добродушный и общительный народ, в перерывах между ходьбой они останавливаются поговорить. Но вот незадача, останавливаются они в самом узком месте тротуара. Не специально, а как будто подсознательно. В Сан-Паулу деревья растут прямо из тротуара, а рядом поднимаются в небо высокие стены заборов многочисленных «кондоминиумов». И будьте уверены, там, где растет самое большое в обхвате дерево на улице, практически примыкающее к расписному забору, охраняющему приватность и безопасность местных жителей, обязательно в этом месте будут стоять улыбчивые бразильцы и на колониальном «португальском с сахаром» щебетать про футбол, карнавал или другие важные и срочные дела. 

И обижаться то на бразильцев нельзя. Во-первых, бесполезно. Во-вторых, глядя на твоё возмущение неподдельно детским удивленным взглядом, они в ответ лишь произнесут – Тудо Бем. Что означает – Всё Хорошо. Такое обыденное приветствие вместо «как дела», являющееся и вопросом и ответом одновременно. Вернувшись сначала в Европу, а потом в Россию, я обратил внимание что внутренняя тяга к «кучкованию» — это не только бразильская склонность. Людей не только как магнитом тянет в одни и те же места, а в этих местах выбирается самое узкое и проблематичное место. Которое стало называться «боттл нэком» с английского – бутылочное горлышко. На самом деле, предметов с уменьшающимся диаметром пруд пруди. Но у бутылочного горлышка есть важный атрибут, а точнее два. Во-первых — это само горлышко, которое не только узкое по сравнению со всей бутылкой, но и имеет утолщение стекла как символ – это самая крепкая часть. Второй атрибут — это ёмкость самой бутылки. Как нельзя «впихнуть невпихуемое», так и нельзя в бутылку затолкнуть больше, чем туда помещается. Ну и вишенка на торт — это пробка, как терминальная стадия любого «боттл нэка» и ради чего вся бутылка с горлышком и задумывалась. Кстати, ужас мегаполисов на дороге тоже называется пробка. 

Наблюдая нарастающее в течение последних двух лет количество контейнеровозов на рейде Лос-Анжелеса в ожидании выгрузки, а за одно и растущими ставками на перевозку, я увидел, что в Америке с «бутылочными горлышками» всё хорошо и не зря термин пришёл из английского. Каждый день простоя сотни судов на рейде выбрасывает из оборота не только теплоходы, как транспортное средство, тем самым уменьшая его оборачиваемость, но и сами контейнера. Железные ящики, некоторые по 20 футов, некоторые по 40 или 45 футов. С реф установкой для продуктов питания и фармацевтики. Танк контейнера для перевозки не очень и очень опасных жидкостей, но таких нужных для промышленности. И много еще разных специализированных и стандартизированных способов самого популярного на сегодня транспорта. Сотня судов на рейде в ожидании? Ну пускай в среднем по 5 тыс. контейнеров на каждом, хотя некоторые доходят и до 15-20 тысяч единиц. Пол миллиона ящиков выпало из оборота минимум на неделю. Ни одно производство в мире не сделает столько пустых стандартных коробок, чтобы возместить потерю на рынке. Огромные суда-контейнеровозы стоят в ожидании, хотя еще три года назад ходили по расписанию как часы? К примеру, корейская судоходная компания Hyundai, занимающая 3% мирового рынка контейнерных перевозок и 8-ое место в списке ТОП, оперирует флотом из 75 судов и 752 тыс. контейнеров. Представьте на минуту, что это всё вдруг остановилось. Не как дороги в мегаполисе на пару-тройку часов, а минимум на неделю. 

- Как так, - спросите вы, - чтож суда не выгружают?
- Остановились пообщаться давние друзья, - отвечу я в шутку.
- Но почему в другие порты суда не идут выгружаться? – снова удивитесь вы.
- Тротуар только тут проложили, с одной стороны дерево, с другой стена, - в привычной уже манере последует ответ. 

Комичность ситуации добавляет то, что весь этот логистический Армагеддон происходит в десятке километров от оплота мировой цифровизации "Книги лиц", обещающей светлое будущее в виртуальной вселенной. Еще и оплота мирового умения решать проблемы, выводящего ежегодно на экраны кинотеатров десятки фильмов про героев, спасающих сразу всю планету. И, заодно, оплота мирового прогресса и первой фабрики машин на батарейках, а так же головного офиса планировщиков посадки яблок на Марсе. Кстати, про яблоки. Головной офис "Надкусанного яблока" тоже там. Как впрочем и главный офис "Очков", написанных преднамеренно неправильно с двумя "О" в середине. В тот же самый момент водители грузовиков, стоящие в ожидании контейнеров сутками в пробке с другой стороны порта, не имеют простейшей возможности сходить в уборную или душ.

Когда я учился в Сэлфорде, который в Манчестере, нам преподаватели рассказывали про economy of scale или эффект масштабирования. Кто не знаком – это такой эффект значительной экономии, когда при увеличении производства, падает себестоимость каждой произведенной единицы. Сан-Паулу и Москва — это тоже economy of scale, когда в одном городе живет 10% населения пятой и первой по величине страны в мире. Судоходные линии увеличивают свои суда до колоссальных 23 тыс. условных контейнерных единиц каждый, которые еще 20 лет назад были немыслимы. И вслед за ними портовые терминалы, к примеру Антверпен или Роттердам до рекордных 9 млн. контейнеров оборота в год. И это страны, где «яблоку негде упасть» и границ между городами практически не осталось. Подсознательная тяга людей к «кучкованию» и база экономической теории компенсируется сознательными усилиями по «разруливанию» заторов и регулированию движения всеми доступными способами. Но ведь всегда есть соблазн поставить шлагбаум в самом узком месте и с невинным взглядом спросить «как дела». Как бы и вопрос, и ответ сразу. 

П.С. А я выбрал своей профессией придумывать 1001 способ как шлагбаумы обходить. Это не значит, что вот она, волшебная пилюля, которую принял и у тебя всё поехало и приехало вовремя. Особенно если ситуация запущена «до нельзя». Это означает что при правильном подходе, можно заранее перейти на другую сторону дороги, где тротуар еще не перегородили. Ну а если и там тоже шлагбаум, как присоединиться к беседующим с общей пользой для всех. И не только в логистике.