09 Nov

В 1991 году песня «Делай как я» стала социальным гимном нового поколения. По крайней мере так сообщил Иван Демидов, ведущий МузОбоза в эфире с Германом Витке. Герман был автором песни. Он рассказывал, что написал её для Богдана Титомира на пустом пакета из-под кефира прямо в студии. А до этого показал Титомиру пару клипов МС Хаммера. Чтобы объяснить, что именно надо делать. 

Ладно, не буду цепляться до пакетов из-под кефира. Я помню два вида, один целиком полиэтиленовый в виде прямоугольника, второй похожий на зарю тетрапака. Причем в тетраформе в виде пирамидок. Писать что-либо на обоих упаковках была задача непростая – не каждая ручка или карандаш оставляют внятный след на пластике. А «всепогодных» маркеров тогда еще не было. Хотя, может в Москве было по-другому, и пакеты для кефира делали из листов формата А4, к которым прилагали чернильный Паркер. А что именно надо было делать как я? 

Во-первых, надо кинуть своего напарника по группе КарМэн - Серегу. Который Лемох или Огурцов. Во-вторых, надо скопировать известный и уже популярный образ «Кенттачзис». Не знаю, какой был второй клип, показанный Титомиру, я не нашел. Но песня МС Хаммера про то, что трогать нельзя, до сих пор в моем сердце. И в-третьих, и это самое главное, надо найти хорошего продюсера. Например, как говорит Википедия, медиаменеджера, предпринимателя, телеведущего и… государственного деятеля. Депутата, руководителя комитета по аграрно-продовольственной политике, руководителя ассоциации оптово-распределительных центров, руководителя птицесоюза и профессора кафедры земельного права. Там же в песне вам ясно сообщили: «В этом танце нет преград и законов. Это музыка улиц и рабочих районов». 

Но новое поколение не обратило внимание на тройную комбинацию. И решило, что надо прыгать как одесский хлопчик из клипа и носить кожаную косуху на черную майку, чтобы добиться успеха. Мотивационные спикеры взяли на вооружение методологию и стали рассказывать, что настоящий лидер своим примером показывает, как надо. И вот уже розовощекие выпускники курсов повышения корпоративной квалификации закатывают рукава и спешат на помощь своим подчинённым. Как Чип и Дейл. Но вместо вдохновения коллектива начинается перекладывание забот на руководителя. И вот уже ручное управление, бессонные ночи, срыв графиков и нагоняй от акционеров. Что не так? 

В одной большой компании, название которой неизвестно читателям, был директор. Ну как директор, он был еще и совладельцем миллиардного бизнеса. Офисы по всему миру с центром в красивой европейской стране. Чистый воздух, жизнь по расписанию и порядок, возведенный в ранг культа. Прилетает этот руководитель, а надо сказать, что операционная деятельность велась не из центра порядка и равноправия, и встречают его на хорошей машине. Да вот только напрасно. Топнул ногой большой начальник, закричал: «Как вы можете деньги компании разбазаривать» и пошел на поезд. Поезда ходят с точностью до минуты, регулярно, быстро. В них вайфай и удобные кресла. И билеты стоят недорого. С этого момента все прилетающие огромной корпорации ездили только на поезде. Каков эффект! 

Услышав эту историю, я удивился. Разве рассказывающий не видел дорогую машину начальника в другой локации, где тот обычно обитал? Разве повествующий не знал, что руководитель прилетел бизнес, а то и первым классом? Разве неофит экономии не в курсе, что директора поселили в гостинице, где номер стоит треть его месячной зарплаты? Или он не участвовал в инвестпроектах, в которых «закапывались» средства, кратно превышающие изначальный бюджет? Но главное утаил рассказчик. В компании применялись резко эмоциональные репрессивные методики для поддержания порядка. Что это значит? То, что служба безопасности, и ИТ как её подразделение, имело практически безграничные полномочия. То, что совещания проходили с использованием крайне ненормативной лексики. И то, что «ротация кадров» проводилась молниеносно по одному мановению брови начальника. Причем не внутри компании, а наружу. Именно это, а не экономия на такси, повышало управляемость компании и «приверженность» сотрудников декларируемым ценностям. Кстати, в других локациях все дальше пользовались служебным транспортом. 

Лично для меня руководитель, «топчущий» за личный пример во всём, становится в ранг начальной ступени управления. Сержант в армии, боцман на флоте, бригадир в порту или на стройке. Вот здесь личный пример незаменим. Впрочем, как и ненормативная лексика. Во-первых, это небольшая группа подчиненных. Во-вторых, их квалификация часто оставляет желать лучшего. В-третьих, у руководителя одно узкое направление. В котором он, возможно, за годы труда и стал лучшим. Как минимум лучше большинства в группе. Но чем выше поднимается человек в иерархии управления, тем шире круг стоящих задач и тем выше квалификация его подчиненных. Причем, ширина задач предопределяет очень широкий спектр моделей поведения «делай как я». Производство, продажи, закупки, логистика, финансы, юристы, безопасность, в том числе труда, администрирование – это совершенно разные методики, подходы к работе и навыки. Нет, можно, конечно, организовать субботник и выйти с бревном. Очень простая операция и модель. Но обязательно кто-то вспомнит, что работа в нерабочее время считается сверхурочной. Должна оплачиваться дополнительно и учитываться в общем графике труда с соблюдением требований ТБиОТ. Кроме того, могут вспомнить, что завалы, разбираемые в субботник, являются результатом плохого планирования и слабой организации повседневных процессов. И хуже всего, если вспомнят, что перенёс босс не то бревно, не туда, не так и пришлось всё переделывать. 

Именно поэтому появился институт публичного награждения. Не собственным примером, а примером «лучшего в классе», который поощряется и стимулируется. Соответственно, негативный пример осуждается и наказывается. Причем, примеры можно брать откуда угодно: внутри компании, у подрядчиков, у конкурентов, в истории, в легендах. Ну вы знаете, некоторые даже Крестного Отца цитируют. Кстати, показательный фильм в плане личного примера. Вито Корлеоне управлял Семьей, а не бегал по городу и показывал, как надо делать. Его сын Сонни решил, что так неправильно. Результат вы помните, автоматная очередь и шикарные похороны. Майкл, благо что младший сын, слушал папу и управлял при помощи консильери. Прожил долгую и интересную жизнь. А главное - вёл дела «в гору», несмотря на многочисленные кризисы. 

Так что же Титомир? А тут как раз всё просто. Новое музыкальное направление в еще незанятой на русском языке нише, уникально сверстанный для того времени клип по мотивам голливудских фильмов, бандана и очки как у солиста из «Ганс энд Роузес». Это произвело грандиозный эффект. Хотя дальше одной песни дело не пошло. Но главное ускользнуло от внимания:

Эй, приятель посмотри на меня!
Делай как я, делай как я..
Эй, посмотри на меня!
Думай обо мне, делай как я. 

Думай обо мне! Управление вниманием играет ключевую роль во влиянии на последователей и подчиненных. А что лучше привлекает внимание, чем непредсказуемость? Но про это в следующий раз.

П.С. Иллюстрация к рассказу взята из открытых источников и не является рекламой компартии или ЗОЖ

Комментарии
* Адрес электронной почты не будет отображаться на сайте.