26 Apr

Руководитель:
... и начнётся синергия бизнес-процессов
слияния этих кампаний!
ЭйчАр:
Угу. Четверть уволят, четверть уволится сама,
а оставшиеся будут работать в два раза больше.

Первый раз о явлении синергии мне поведал мой норвежский коллега, по совместительству управляющий большой судоходной компанией. Достаточно демократичная обстановка, «оупен-спейс» человек на 50, а то и больше. Три переговорные, уютная столовая и кабинет со стеклянными стенами только у начальника. Скандинавы народ нешумный, поэтому размещение коллег не напоминало офис мистера Андерсена из первой Матрицы – глухой пенал, а вполне себе уютные «цветочки». Это когда четыре стола углами соединены в «пул», а чтобы не мешать друг другу поставлены невысокие перегородки. Они же полочки. Сидишь, коллегу напротив и с боку не видишь. Встал, и сразу эффект присутствия, вот они на расстоянии вытянутой руки. А заодно и весь муравейник. Красота и чувство локтя!

Годом ранее компания была в другом офисе, размещенным по трем этажам. Как водится, руководство на самом верху с видом на море, бухгалтерия чуть пониже и поближе к столовой. Операторы судов и технари в самом низу и наиболее тесном помещении. Впрочем, без нарушения гигиенических требований. Как сказал начальник, компания разделилась на три базовых лагеря, слабо коммуницирующих друг с другом. Нормальная такая корпоративная тема, когда написанное письмо считается офисными работниками как бы выполненным делом. Мэйл пинпонг – любимый конторский спорт, от которого капитаны судов приходили в бешенство. Еще бы, в море не до пинпонга. Особенно зимой в Северной Атлантике, когда, как назло, самый сезон перевозок и штормов. Рассадив всех в один «палисадник», или «свинарник», как шутили острые языки, руководство спало и видело эффект синергии – когда 1+1=3 и более. 

Заходить в чужой район южного портового города, особенно вечером, не рекомендовалось. И не важно, это частные кварталы Мефодиевки или Трапезунда, смешанные блоки Стандарта или Луначарки, да хоть и сравнительно на тот момент новые районы Видово или Новой Земли. Той самой, где героический Владимир Ильич с бровями вел военно-политическую подготовку среди личного состава и написал одноименную книгу. Схема была примерна одна и та же. Мелкий шкет с отвратительной кликухой направлялся в сторону неосмотрительно зашедшего в чужой район субъекта. Далее следовала хамская провокация. По треугольнику Карпмана шнырь получал подзатыльник или леща и переходил в статус «жертвы». Суровые пацаны постарше, группой ожидавшие такой подачи за углом, на визг шкета бросали окурки и сплевывая подходили к субъекту чисто уточнить: с какого района, кого знает и зачем обижает маленьких. Обана, треугольник Карпмана протаскивал субъекта по всем трем углам жертва, преследователь, спасатель. Спасение обычно стоило денег, так как субъекта выбирали заранее, визуально оценивая статус, спортивность и дороговизну шмоток. Очень редко были ошибки и вместо «залётного гуся» мог попасться уважаемый гражданин. Перед ним извинялись, давали еще раз подзатыльник шкету и шли искать другой объект целевого обогащения. 

Попав в мореходку, где готовили будущую элиту торгового флота, я не сильно удивился, что схема работала безотказно и там. Старшинами роты и группы ставили ребят после армии, которые были и старше, и подготовленнее в социальном плане чем мы, оторванных из сравнительно домашних условий зубрежки, чтобы пройти вступительные экзамены. Или из состоятельных семей, способных оплатить дорогостоящие услуги «решальщиков». Старшины держались отдельным кланом, имеющим в руках серьезную административную власть – распределение «нарядов», включая тех, что «вне очереди», работы внутри группы и небольшие, но такие ценные в изолированной среде материальные блага. Которых на всех, естественно, не хватало. Покемон – старшина группы, постоянно подпрыгивающий перед строем как персонаж из мультфильма. То ли выше хотел казаться, то ли невроз на почве зашуганности. Сам прошедший в армии стезю «шкета», моментально определил кандидата в «зазывалы». Как сей персонаж попал в мореходку, оставалось загадкой. Неказистый, невысокого роста, не из состоятельной династии, без особых образовательных талантов и с отвратительным смехом. Кличку старшины ему придумали тут же – Пурген. Вот Пурген и отрабатывал синергию, «шестеря» перед старшинами, устраивая регулярные провокации избранным в «попадосов», которых отправляли в наряды по праздникам или не получали то, чего на всех на хватало. А то и просто ради хохмы. Сидеть безвылазно в кубриках мореходки и в перерывах между учебой убирать или охранять огромную территорию было ужасно скучно. Телефонов с играми и Фейсбуком тогда еще не было. Взамен, старшины его прикрывали перед преподавателями и не нагружали тяжелой работой. 

Когда мне очередной гуру пытается рассказать про ситуацию «win-win» я всегда вспоминаю свой район и Пургена. Нет, ностальгия по былым временам не гложет. Есть научный факт – волки и вороны охотятся вместе. Ворон сравнительно маленький и даже пробить шкуру пусть и слабой жертвы не может. Волки же не могут видеть, что где плохо лежит. Хоть их и ноги кормят, силы лучше беречь и просто так не бегать без дела. Поэтому ворон находит жертву, громким карканьем привлекает внимание хищников и оповещает о её местонахождении в процессе. Волки оставляют часть добычи ворону. Вот она синергия и «win-win». Правда не для того, кто станет обедом. Когда двое от взаимодействия выигрывают, всегда есть третий или третьи, чьи интересы очень сильно пострадают в процессе синергии. 

А судоходную компанию «опен-спейс» и синергия не спасли от банкротства. Более того, синергия в большом офисном пространстве всё равно приводила к сегрегации на «волков», «ворон» и «пушистых зайчиков». «Зайчиков» регулярно списывали и меняли на свежих. Но вот незадача, норвежцы не были знакомы с пацанским принципом портового города и в один момент «вороны» навели на одного оператора по кличке «Рыба». «Рыбу» очень цинично уволили, перед чем рекомендовали подмести причал перед офисом. «Рыба» не только затаил обиду, он после ухода открыл свою компанию, которая сначала оттянула ключевых клиентов. Потом лет десять была основным конкурентом, а позже скупила остатки флота на выгодных ему условиях. В виде синергии он предложил развалившейся компании совместить оба названия в один логотип – «win-win».

Комментарии
* Адрес электронной почты не будет отображаться на сайте.