14 Mar

...ИЛИ ПОДУШКА БЕЗОПАСНОСТИ ДЛЯ СОБСТВЕННИКА

Пожар на складе огнетушителей
 собрал толпу любителей иронии

Газовая маска стягивала лицо. Дышать в ней было можно, но металлический баллон напоминал, что воздух не бесконечен. А датчик давления на плече подтверждал, что есть примерно 20 минут. 20 минут, это если не спешить. Форма неуклюже сидела на теле, взвинченном адреналином. Тяжелая железная дверь со скрипом открылась, и перед командой показалась маленькая версия преисподней – дым, огонь и жара. Боцман махнул рукой и ребята шагнули вслед за ним в темноту. Дверь захлопнулась и гулкий гром отозвался эхом в животе. 

Идти в полный рост бесполезно, ничего не видно из-за дыма. Передвигаемся почти на четвереньках. С баллонами на спине и инструментами для тушения в руках команда из 5 человек плутала в лабиринтах судовых помещений. Задача одна – найти источник огня и его ликвидировать. Если ликвидировать невозможно, локализовать и сообщить его точное местоположение. Фонари из темноты и дыма вырывали фрагменты рёбер судового набора, как в животе у огромного кита. Стрингеры, бимсы, шпангоуты, пиллерсы. Все эти чудесные названия составляют части скелета судна и в темноте представляют опасность. Опасность, о которую в спешке можно споткнуться, удариться головой или руками и стать обузой для всей группы. Пот заливал градом лицо под газовой маской. Жаркий южный климат в комбинации с полной экипировкой требовал дышать часто, а нельзя. Запас воздуха в баллонах быстро закончится и паника первый враг спасения. После кажущихся бесконечных минут в железном лабиринте боцман подал сигнал — вот она комната, полная огня. Ну как полная, в дыму и после темноты коридора, огонь кажется завораживающим. Говорят, в каждом пожарном таится пироман. Возможно, и не только в пожарном. Тушим. Датчики воздуха показывают, что пора выбираться. Нет, дорогу кончено никто не запоминал и хлебные крошки как в сказке не разбрасывал. Для этого умные люди придумали металлический трос с карабинами на обоих концах. Тяжелая дверь со скрипом открылась и дымное нутро железного чуда инженерии выплюнуло пятерых чумазых моряков. Последним шёл усатый боцман. Сняв маску, он сильно выругался. По кривой улыбке можно было догадаться, что команда сработала отлично. Оно и понятно, не первый раз. 

Нет, это не настоящий пожар на судне. Это тренировка по правилам конвенции СОЛАС – спасение жизни на море. Тренировки проводятся регулярно и на берегу, и на судне. Без подготовки и сертификата ни одна судоходная компания не имеет права взять моряка на работу. Часто ли суда горят? К счастью, нет, считая от количества мирового флота свыше 53 тыс. судовых единиц. Но попадающие в новости случаи ужасны. Последний случай февраль 2022 года – Felicity Ace, автомобилевоз или Ро-Ро, как говорят моряки. 4 тысячи новых машин, из них несколько сотен люксовых Бентли, Порше и просто Фольцвагенов по пути из Европы в Америку решили загореться. Ну как решили, никто пока не понимает, что случилось и почему электромобили не поддаются тушению. Судно спасти не удалось, команда из 22 двух человек эвакуирована. Декабрь 2021 года лесовоз Almirante Storni горит у берегов Швеции. Только что погруженное пакетированным лесом. Судно очень серьезно повреждено и горело несколько дней, несмотря на три спасательных судна, непрерывно и одновременно поливавшие его водой. Май 2021 года контейнеровоз X-Press Pearl горит у берегов Шри-Ланка. Горит больше недели, экипаж эвакуирован, судно затонуло после полного выгорания. Еще? 

После учения по пожаротушению мы переместились в открытый бассейн. Точнее, отгороженную часть моря, где проводятся тренировки по эвакуации с борта. Реалистичные условия, ветерок, легкое волнение. В реальной жизни о таких шикарных условиях можно только мечтать. Там как-то больше шторм и холодно. Помните фильм Титаник? Где Ди Каприо с подругой на двери посреди океана. Вот чтобы такого не было, нас нарядили в гидрокостюмы и для начала направили в шлюпку. Есть современные шлюпки, которые как ракеты, только летят не вверх, а вниз. Все расселись по местам на время, пристегнули ремни, боцман дернул рычаг. Шлюпка с высоты семиэтажного дома сорвалась вниз к воде. Нецензурная лексика, стабилизировались, заводим двигатель, выруливаем. Вроде все целы. Не снимая гидрокостюмов, прыгаем в воду, где уже лежит надувной спасательный плот. Одна проблема, он перевернут. Надувной домик размером с детскую площадку для попрыгушек, который теперь надо сначала поставить на ребро, а потом всем вместе приземлить на дно, залезть в него, достать весла и сделать вид что гребем к берегу. 

Думаете всё? Подождите, у нас же еще пробойны бывают. Изрядно измотавшиеся и уже без улыбок мы заходим в очередной кладезь испытаний. Снова железная дверь противно лязгнула за спиной. Металлическая комната, достаточно тесная для пяти человек и по полу разбросаны куски дерева, доски и металлические струбцины. В закругленных стенах, стилизованных под борт теплохода, рванные дыры. Опа, а вот и она, вода. Одна из дыр начала извергать мощный поток. Деревянная подушка, струбцина, распорки, содранные в кровь руки. Одна пробоина заделана. Рядом пошла вода из другой пробоины. Дальше я должен сделать продолжительный гудок «пип», как в шоу на телевидении, пытаясь скрыть нецензурную лексику, которая не оканчивалась до нашего выхода из импровизированного трюма. 

Спасательные операции не являются типичным «судовым набором». Всё-таки морские суда рассчитаны на перевозку грузов. А пожар — это тот самый кризис, которым так любят хвастаться менеджеры и бизнес-тренеры. Последние годы были богаты на разного рода мелкие и крупные неприятности, а то и на глобальные катаклизмы. И каждый раз я вновь вижу умные лица, вещающие что только их уникальная технология спасет вашу компанию в кризис. Звоните прямо сейчас. Ну или подписывайтесь на наш канал. Видимо, пока кризис не закончился. А мне смешно. Нет, конечно, не из-за происходящих ужасов. Я вспоминаю нашего боцмана и думаю, чтобы он сказал этим кризис-бизнес-коучам, если бы они полезли советовать прогрессивные методы. Но боюсь, что даже очень протяжного «пииииип» не хватит, а потому переведу на литературный:
Коллеги, кризис менеджмент — это не красивая папочка в пластиковом переплете с логотипом компании. Это не книга, написанная автором из далекой и чудесной страны. Это не сторонний советник, совершенно не понимающий вашего бизнеса. Это либо ваша команда, отработавшая неоднократно совместные действия в приближенных к кризису условиях. Либо сторонние профессиональные спасатели, главная цель которых не спасти ваш горящий бизнес, а локализовать очаг и констатировать нарушения. Спасатели, делающие это регулярно и имеющие необходимое оборудование. Иногда даже самолеты. 

Представьте, у вас кризис. К вам приходит совершенно посторонний человек, не знающий ни ваши процессы, ни ваш персонал, ни «аварийные выходы». Да что там аварийные, никакие не знает, потому что в кризис коммуникация внутри компании искажается до неузнаваемости даже для матерых сотрудников. И вместо действий, где счет идет на минуты, они будут заниматься аналитикой, тим-билдингом, брейн-стормингом и стори-тейлингом. Ведь в горящем доме поздно чинить розетки и развешивать огнетушители в штатных местах. Почему же вы думаете в управлении по-другому? 

П.С. Такой подход несомненно поможет. Поможет унести то, что еще не «сгорело или утонуло». Правда, в карманах риск-менеджера. Не хотите?
Тогда можно на примере флота и логистики узнать, как обеспечить конструктивную безопасность, отработать практическое взаимодействие подразделений и схему эвакуации, если она неизбежна. Естественно, заранее, а не когда «воды по горло». Но по данной теме я работаю только с собственниками. Почему? Не каждый «корпоративный капитан» намерен последним уходить с борта, а уж тем более не оставлять «тонущую компанию». А раз так, зачем создавать дополнительные риски. 

Комментарии
* Адрес электронной почты не будет отображаться на сайте.